16 февр. 2013 г.

Репатриантский аспект дела Зигера

Уже почти неделю наши израильский средства массовой информации после снятия полного запрета обсуждают страстно и запальчиво аспекты дела Бена Зигера, покончившего с собой в израильской тюрьме. 
Много правильных слов и верных утверждений сказано о необходимости войны на невидимом, но таком нужном фронте как работа во враждебных Израилю госудаствах. То там, то здесь проходит информация о вероятных личных ошибках Зигера во время и после выполнения неназванных заданий. Сообщено, что арест был законным с судьями, с извещением родных и семьи, с информированием представителей Австралиии, гражданином которой покойный являлся . 
Все это хорошо и еще раз подтверждает, что несмотря на бесконечные войны, которые мы ведем за свое право существования на Ближнем Востоке, являющемся нашей исторической Родиной, Израиль - демократическая страна, в которой люди не пропадают бесследно. И тем не менее от всей этой истории остается горечь и осадок, потому что Зигер приехал сюда десять лет назад, из Австралии , из очень благополучной и зажиточной еврейской семьи в возрасте 24 лет, отслужил военную службу, и через десять лет неназванной деятельности повесился в тюремной камере, где сделать это было очень трудно их-за 24 часового контроля и наблюдения. Своей какой-либо вины он не признал, так как его адвокат Авигдор Фельдман в конце недели сообщил, что он за день до смерти был в тюрьме у Бена Зигера, и тот отказался заключить судебную сделку, т. е. признать часть вины. Он завершил свои счеты с жизнью через неделю после достижения 34 лет, сообщив нам через своего адвоката, что считает себя невиновным.
Я думаю, что такой финал является не только ударом по его семье, но и по отношения Израиля с австралийской, а через нее с другими еврейскими диаспорами. Мы, как еврейское государство, призываем евреев всего мира направлять сюда сыновей и дочерей, самое дорогое, что у них есть. А сами ввиду многочисленных и неоспоримых проблем сражающегося за свое существование государства, не находим ни сил, ни времени, ни моральных стимулов нести ответственность за тех, кто приехал сюда в молодом возрасте. На мой взгляд, как человека много лет занимающегося репатриантскими судьбами, может следовало бы ввести правило, отсрочки приема на службу, которой посвятил себя Зигер: 3-5 лет пребывания в стране, вживания в ее условия, определения подходит ли страна ему и он ей. Тогда бы не было этой трагедии, о которой мы, наверняка, очень мало знаем и вряд ли узнаем в будущем. Военная служба в открытой военной системе вместе с ровесниками и другими репатриантами - это одно. То, чем занимался Зигер и из-за чего он погиб - совсем другое. Надеюсь, что и в этом плане будут сделаны надлежащие выводы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий