11 мар. 2013 г.

Шкатулка стихов. Борис Слуцкий. Март 2013 г.

Слуцкого в СССР я знала и чтила не по его советским и военным стихам, а по еврейскому циклу, который для меня начался со стихотворения "Как убивали мою бабку". Этот, видимо типичный рассказ о том, как немцы и полицаи вели на расстрел через весь город евреев, и одна из них в толпе, ругала, кричала и грозилась будущей неминуемой расправой над немцами и Германией и, поэтому была убита внутри города, а не около расстрельных ям - очень запоминался, и очень удивлял, тем что был пропущен в открытую печать. Советская власть почему-то до перестройки стеснялась расизма немцев. Сам рассказ о какой-то женщине старшего поколения, которая в последние минуты жизни не боялась, а проклинала, я в различных вариантах слышала в Израиле на встречах и собраниях узников гетто и концлагерей, ветеранов и представителей поколения Второй Мировой войны. Одну из таких историй про свою родню рассказал мой покойный коллега по Кнессету Юрий Штерн.
Ну и , конечно, Слуцкий в Самиздате: Иван воюет в окопе/ Абрам торгует в Рабкопе../ Нашему поколению у которого фотоальбомы заполнены отцами и дедами в советской форме времен войны, этот навет особенно противен и подл.
Здесь в Израиле я обнаружила и положила в свою шкатулку стихи другого цикла. Он одним из первых предвидел и описал будущий крах советской власти. Причем сделал это в 70- годы. Как точно сказано: " запах лжи почти неуследимый/ сладкой и святой, необходимой/... Все едино-тошный и кромешный запах лжи." За 9 лет до смерти Борис Слуцкий перестал писать стихи. Умерла любимая жена. Разрушилась вера в страну и систему, частью которых он себя считал. С горечью и отчаянием поэт написал одно из своих самых сильных стихотворений, которое могло бы стать эпиграфом к массовому отъезду евреев из бывшего СССР в 90-е годы ХХ века: Я в ваших хороводах отплясал,/ я в ваших водоемах откупался/. В последних строках этого же стихотворения говорится: Я требую раскола и развода/, и права удирать в тартарары/.
В одном из предисловий к стихотворным сборникам Борис Слуцкий назван советским Иовом. Красивый и трагический библейский образ. Но неполный. Отчество Слуцкого - Абрамович - на мой взгляд отражает другую библейскую ипостась поэта: умение услышать голос Б-га, поднявшись над властью, временем и пространством.

1 комментарий: