16 нояб. 2012 г.

"Ло наалаим вэ-ло батих!" Эксперт ФБР поставил двойку своему израильскому ученику – эксперту в деле Задорова.

Депутат Солодкина занимается делом Задорова с декабря 2006 года по просьбе его семьи и движения "За презумпцию невиновности". Она несколько раз присутствовала на судебных заседаниях, в том числе и на вынесении приговора, неоднократно обращалась к министрам юстиции и внутренних дел, к председателю Верховного суда, к Госпрокурору и к юридическому советнику правительства. В своих обращениях она представляла факты, указывающие на крайне безграмотное проведение следствия.
Полиция проигнорировала многочисленные улики с места преступления, включая, волосы, зажатые в руке погибшей девочки, не принадлежащие ни ей, ни Задорову. Среди десятков отпечатков пальцев и следов ДНК, собранных на месте преступления, нет ни одного, который принадлежал бы Задорову. Тот факт, что убийца левша, а Задоров – правша не был принят во внимание. Обвинение основывалось на признании Задорова, сделанном под огромным психологическим давлением. Следователи лгали подследственному, утверждая, что против него имеются неопровержимые физические улики, которых не было, а также скрыли наличие алиби. Следственный эксперимент был срежиссирован и проведён с грубейшими нарушениями. Для получения признания полиция воспользовалась услугами «подсадной утки», русскоязычного заключённого, регулярно получающего за свои услуги деньги и различные послабления.
Единственная физическая улика, представленная суду – след на джинсах убитой девочки, который по утверждению израильского эксперта является следом ботинка Задорова. Независимый английский эксперт, приглашённый защитой, заявил, что этот след - не след обуви вообще, и не может быть однозначно определён как отпечаток обуви Задорова. Но суд предпочёл поверить полицейскому эксперту, поскольку стаж его работы на 3 года больше, чем стаж английского эксперта.
Во время следствия, в ходе суда и после вынесения приговора депутат Солодкина неоднократно требовала отстранения от работы следственной группы и прокурора, которые вели это дело. Она указывала, что их предвзятость может привести к ошибочному приговору, к осуждению невиновного, и к тому, что подлинные убийцы Таир Рада уйдут от ответственности. Во время личной встречи с Мариной Солодкиной в мае 2007 года тогдашний министр юстиции профессор Даниэль Фридман согласился с ней, что следствие было проведено непрофессионально.
Но её аргументы не были приняты во внимание, и в сентябре 2010 года суд признал Романа Задорова виновным и приговорил его к пожизненному заключению.
Для подготовки апелляции в Верховный суд семья Задорова прибегла к услугам  государственного адвоката, который обратился с просьбой о проведении независимой экспертизы к самому авторитетному в мире эксперту-криминалисту, у которого стажировался наш доморощенный полицейский эксперт. Ведущий эксперт ФБР дал заключение, совпадающее с выводами английского эксперта: невозможно утверждать, что след на джинсах погибшей – это отпечаток обуви Задорова. Более того, невозможно утверждать, что это вообще отпечаток обуви.
Депутат Солодкина надеется, что Верховный суд примет заключение эксперта ФБР и вынесет справедливое решение по делу Задорова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий