26 авг. 2012 г.

Книга, достойная внимания: Бенедикт Сарнов Феномен Солженицына М., Эксмо, 2012 г.

Несколько дней подряд я с хапоемв читала новую книгу Сарнова, невпопад отвечая мужу и детям, время от  времени роняя и опрокидывая предметы, пока не прочитала до конца все 845 страниц весьма примечательного историко-литературоведческого исследования. Сарнова интересно читать и в Израиле: он основателен, убедительно и пространно цитирует источники, развивая свои мысли. Он страстен и полемичен. В последние несколько лет я прочитала его четыре книги Сталин и писатели. Неординарную  биографию Солженицына вместе с анализом его произведений и переписки с современниками читать было особенно интересно.
В 8 главах своей книги Сарнов развивает идею, показывая транформацию или эволюцию  антисталиниста в националиста, открытого антисемита, фальсификатора исторических свидетельств и, наконец, партнера нынешней проблемной российской власти.
      Не оппонируя убедительному исследованию, я бы хотела отметить, что отсюда картина эволюции и феномен Солженицына видятся несколько иначе. Да мы все несколько лет назад были шокированы антиеврейской направленностью книги " 200 лет вместе " о евреях в Российской империи и СССР. Я помню, как покупала  вторую книгу
этого опуса, когда меня другой покупатель книжного магазина спросил, читала ли я первую книгу, и как к ней отношусь.  Я ответила, что бросила читать на половине из-за густопсового антисемитизма, а вторую книгу покупаю , так как мой муж привык дочитывать все до конца, даже то, что невыносимо читать. Мой собеседник ответил мне, что через десяток лет после приезда в Израиль, как-то стерлись из сознания и памяти причины отъезда, по которым мы все , т. е .миллионы людей,которые уехали из бывшего СССР  в Израиль, США, и другие страны мира. А вот теперь после чтения Солженицына, ответил он мне, все вспыхнуло и вспомнилось: готовность обидеть, оскорбить, надругаться над памятью погибших на войне, в Катастрофе, исказить мотивы, намерения, извратить и .т. д. Я ему сказала, что мой покойный отец, воевавший с 18 лет после  трех лет в гетто на Украине ,неоднократно вспоминал военный госпиталь на передовой в Польше, в котором он лежал с осколком в голове, где первый вопрос, который ему задал один из раненых: " Где жид ранение получил--в Ташкенте ?! Кондовый, нутряной и иррациональный антисемитизм страны, победившей фашизм. Дурной, но  знакомый оксюморон.
Я думаю, что может быть в сегоднящней России, где идет общественная полемика о путях развития страны и преодоления части страшного наследия Гражданской войны, сталинизма, книга Сарнова участвует в формировании будущего облика страны. Мы же, уехав оттуда, выразили свою главную точку зрения, что свободные люди ни в какой мере никогда не смиряться с дискриминацией и постоянными унижениями по национальному признаку. Поэтому, как мне кажется, сегодня мы будем помнить в основном хорошее, что было в нашем прошлом. И там будет и Солженицын с Иваном Денисовичем, Матрениным двором, который часто вспоминали мои родители, Раковый корпус и В круге первом. историки  будут изучать Архипелаг Гулаг и Красное колесо. А все остальное будет рассматриваться или как личные убеждения и идеология, свойственная данному времени или как личные слабости и заблуждения, которые бывают у многих людей, и знаменитые писатели не составляют исключения. Для меня лично любимыми русско и нерусско -советскими писателями всегда  были и есть Константин Паустовский и Чингиз Айтматов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий